Lagu (lagu_lagu) wrote in oncobudni,
Lagu
lagu_lagu
oncobudni

Category:

«Нужны деньги для лечения рака за границей» или Онкофобы платят дважды

Я сегодня хочу поговорить не о сложности раздобыть денег на дорогостоящее лечение, а о обратной стороне этого процесса, о которой мало кто задумывается, когда деньги собирают публичными сборами. Все персонажи условные и совпадения прошу считать случайными.



Итак, в данный момент у нас в медицине полный швах и все информационное поле просто забито сборами денег на дорогостоящее лечение. Мы видим объявления на больших рекламных бигбордах, в наших лентах в социальных сетях, по телевизору, слышим по радио. Их такое огромное количество, что научаешься уже фильтровать, что по делу, а что нет. И есть ряд сборов денег, которые очень режут мне ухо. Текст их примерно одинаков «Такому Такому поставлен СТРАШНЫЙ диагноз рак. Срочно нужны ДЕНЬГИ для лечения ЗА РУБЕЖОМ – сто мильйонов долларов. Помогите спасти  ЖИЗНЬ!!!» В таких объявлениях обычно не вдаются в подробности диагноза, но озвучивают некую сумму из счета зарубежной клиники и крутят везде, собираю денежку. И я сейчас не о фейках мошенников, которые наживаются на тренде, а о реальных сборах.

По сути дела, если копнуть там поглубже, то в большинстве случаев, будем иметь некий обычный онкодиагноз, который лечится стандартной схемой – операция, химия, лучевая. Такое лечение в нашей стране доступно, если доехать до какого-то крупного онкоцентра и со всеми взятками, поборами и проживаниями обойдется в 2-3 тыс. долларов, а в частной клинике в 5-10. Но собирают на тоже самое в десять или двадцать раз больше, чтобы лечиться за границей.

Я совершенно не против того, чтобы люди лечились за границей. В этом плане я ничуть не патриот, когда наши хотя бы частные больницы  подтянутся до неких стандартов развитых стран, тогда будем говорить о чем-то другом. Лечение в государственных клиниках тот еще квест, который требует моральных и психологических сил недюжинных.  Я теоретически понимаю, что если прийти к такому «доктору», как мой районный онколог, который с места в карьер расскажет, что онкология не лечится, а направление в Киев мы не даем, так как с нас потом денег спишут за ваше лечение, то можно сразу и считать, что «наша медицина» от меня отказалась, бежать искать клинику в Израиле и собирать на нее деньги по всем углам. Но  ребята, если вы смогли найти клинику за рубежом, то значит, могли бы найти и клинику в Украине, которая возьмется вас лечить. А если вы умеете так хорошо делать рекламные кампании по сбору денег, то собрали бы нужную сумму на лечение тут очень быстро и полечились бы или с комфортом или без.

Совсем недавно был медийный случай, некая известная публичная персона собирала денег на лечение за границей. И все газеты, сайты и каналы сообщили «нужны деньги, чтобы спасти жизнь, страшный диагноз рак, надо много тысяч долларов на лечение там-то». Смотрю развернутое интервью, где он в домашней обстановке рассказывает, что да как, показывают выписки и счета. Я не ленивая поставила на паузу там, где показывали счет и выписки – ну стандартная операция, которых тут делают тысячи, стадия не запущенная, диагноз из тех, что очень хорошо лечится. Мне-то с колокольни прожитых лет с «страшным» диагнозом и пройденных лечений в государственных и частных клиниках понятно, что да как. В общем, по итогу оказалось, что ему некий товарищ сказал, что лечиться надо только в Израиле, так как в Украине не торт. И вот они репу почесали и решили собрать денег с народа и отправить на лечение за границу. Ну и запустили кампанию. Быстро собрали денег и все рады и счастливы. Мужик получил комфортное лечение, люди сделали «хорошее дело» - собрали денег.

А вот почему я поставила «хорошее дело» в кавычки? Да потому что это очень херовое дело. Эта история очень сильно растиражировалась всеми СМИ и она положила огромную глыбу весом с тонну на чашу весов, где с одной стороны робкие голоса – «рак излечим», а с другой «РАК СТРАШНАЯ НЕИЗЛЕЧИМАЯ БОЛЕЗНЬ, КОТОРУ МОЖНО ВЫЛЕЧИТЬ ТОЛЬКО ЗА ОГРОМНЫЕ БАБКИ ЗА ГРАНИЦЕЙ».

На «ОнкоПортале» недавно в блогах некий доктор тоже рассуждал на эту же тему, но вот все свелось к тому, что «отдайте бабки нам». Я же сейчас пытаюсь растолковать, как маленькая ложь на свое благо, наносит огромный вред всем. Потому что проблема находится вообще в другом поле – в информационном. Постоянные сборы на лечение за рубежом во всех средствах массовой информации плотно вбивают в подкорку, что рак это страшная болезнь, которую можно вылечить только за огромные деньги. Это прививает обществу ту страшную онкофобию, из-за которой потом простые люди не идут обследоваться при появлении признаков болезни. Сколько бы не выступали врачи на день рака груди или во всемирный день рака и не убеждали, что надо приходить вовремя, проходить профилактические осмотры – это два информационных повода против 365 дней в году, когда со всех площадок доносится «нужны деньги на лечение за границей».

И еще раз повторю, я не против того, чтобы люди собирали деньги на лечение себе или своих близких. Каждый вправе делать то, что считает нужным. Но я за честность в сборах. Есть ряд случаем, когда действительно может помочь только определенные клиники:
- трансплантация костного мозга от неродственного донора,
- пересадка органов,
- уникальные операции, которые здесь не делают,
- лекарства, которые тут еще не применяют, а там уже вошли в протоколы,
- клинические испытания новых методов и схем.
Тогда можно писать, что нужно дорогостоящее лечение за границей и желательно хоть какая-то сопроводиловка, которая объясняет, куда и зачем человек едет.

Есть ряд дорогих препаратов, которые жизненно необходимы, но которыми не обеспечивает государство, такие, например, как таргеты. Ок, тогда в сборе хорошо указать, что нужен вот такой препарат, стоит столько, помогите.

Есть жизненные ситуации, когда нет денег на элементарное - проживание возле больницы, на питание, на лекарства, на обследования, на «конверты» врачам – тогда пишем в сборе «надо денег на лечение там-то»

Ну а если просто охота полечиться покомфортней, на химиотерапии полежать на удобной креселке, да чтобы к нам пришли с подносиком с красной рыбкой, то давайте так и указывать в сборах – «нужно то и то, сил моих лежать в холодном отделении НИРа нет, собираю денег на лечение там-то». А то недавно наткнулась где-то на стандартное – «Спасем жизнь!!! Страшный диагноз рак!!! Нужно дорогостоящее лечение, всем лучики за каждую перечисленную мне копеечку. Вот отчетики!!!» - смотрю я на отчетики, ну диагноз я искала долго, и ничего вот такого не нашла - тут у нас таких живет поживает и в ус не дует, а светлый человечек капается в самой дорогой клинике Украины, только шапочки с названиями больницы почему-то все убраны. И вот тут возникает у меня законный вопрос, если ты спасаешь свою жизнь и собираешь денежки со всех массовым сбором по сетям, то не должен ли ты чуток ужаться в плане комфорта? А если считаешь, что не должен, то почему же ты прячешь логотипчики известной больнички? А если эта больничка предлагает нечто такое, что нельзя найти в другом месте, то не стоит ли про это рассказать, чтобы и другие могли этим воспользоваться?
Черт, это совершенно нормально хотеть лечиться в нормальной больнице, в нормальных условиях, чтобы все врачи были рядом, чтобы никто на тебя не орал, а с окон чтобы не сифонило. Но ненормально вот эту свою потребность покрывать деньгами за счет маленькой лжи – «спасите жизнь». Чтобы "спасти жизнь" нужны» препараты или же, что некую схему лечения применяют только там  –  вот логично было бы собирать на это, а все остальное покрывать из своих или родственников или говорить как есть и надеяться, что нормальные люди поймут и дадут денег. Потому что нормальных людей очень много, а их держат за лохов.

И вот давайте пофантазируем, что на завтра случилось чудо, мой сей опус вошел прямо в мозг людей, которые размещают сообщения о сборе денег на лечение, и чтобы произошло? В информационном поле появились бы честные объявления: «нужно 50 000 гривен на лечение рака молочной железы в Киеве», «нужно 600 тыс. гривен на таргетную терапию», «нужно 250 тыс. долларов на ТМК в Израиле», «нужно 170 тыс. гривен на лечение в клинике ИКС». И вот я не думаю, что от этого люди перестали бы помогать, но закрепилось бы постепенно где-то в мозгу, что это лечится, и здесь тоже, и нарисовало бы для социума проблемы нашей медицины, а не вбивало бы им в мозг, что рак это «ужас-ужас-ужас». Рак это сложная и тяжелая болезнь, но страшен не сам он, а страшно заболеть без 250 тыс. долларов кармане –  именно это внушает нам сейчас информационное поле.

У нас есть три разные стороны. Медицина, которая захлебывается от того, что ей не доверяют, нет денег или же нет нормальных способов эти деньги получать с тех, кто может их дать и, в свою очередь, за эти деньги обеспечить современный комплексный подход к лечению. Пациенты, которым надо очень быстро найти для себя оптимальный способ лечения. Ну и остальные - те, кого пока это не коснулось. И вот они все в разных плоскостях и играют на страхах друг друга. Пациент в этом случае самое слабое звено – у него нет времени менять социум, ему вот надо было начать лечение вчера – поэтому он вначале пытается пробиться через нашу медицину, натыкается там на стену, где с него хотят денег и не хотят дать ни грамма внимания за эти деньги, поэтому он становится агрессором и играет на страхе социума перед раком – «ааа, страшный рак, дайте денег, спасите жизнь» - играет то, заметим, на базовых инстиктах, именно поэтому лучше собираются деньги на детей – спасать жизнь потомства еще более древний базовый инстинкт. А социум, подавленный страхом страшного заболевания, откупается благотворительными пожертвованиями, не желая вникать в детали, вместо того, чтобы как-то добиваться реформ в нашей медицине, которая завтра может понадобиться любому.

Вот и имеем то, что имеем. Онкопациенты умирают, потому что вовремя не доходят, а не доходят потому что боятся, что нет денег. А что надо денег им рассказал телевизор, который показывал героя, которому собирали всем миром и собрали, который уехал в Израиль и там его вылечили, потому что тут-то не лечат – и вот такой вот компот поверьте у всех в голове. Моя мама, у которой есть я, которая дважды прошла лечение в Украине и жива, благодаря телевизору не шла в больницу, потому что у нее не было денег.

И вот в финале, где надо сделать какой-то итог и вывод я не знаю к чему и кого призвать, чтобы разрушить эти замкнутые цепи, которые убивают всех. Может быть украинской онкологии нужен хороший ПиАр менеджер, но он наверное ничего не сможет сделать, пока в отделениях нет отопления, пока врачи не разговаривают с пациентами, а частников пока только заботит оплаченный счет. А может быть раку нужен хороший ПиАр менеджер, чтобы очистить его от мифов и домыслов, но сможет ли он что-то сделать, пока от него умирают люди.

Мне кажется можно начать с информационной некой компании, чтобы в СМИ на 120 сборов денег на «страшный рак» было бы хотя бы 50 историй от тех, кому собирали в позапрошлом году, и историй простых людей, которые прошли лечение здесь без сборов и живут-поживают. Мы сами, которые прошли лечение, можем перестать прятаться под замками и сказать – да было, все окей или не все окей, но жив.  Глыбу эту сдвинуть с места очень сложно, но можно попытаться попробовать и начать можно просто с себя. Ну а тем, кто собирает денег, я желаю смелости довериться людям, потому что маленькой ложью вы копаете могилу очень многим людям.

Tags: бла-бла
Subscribe
promo oncobudni декабрь 6, 2018 18:41
Buy for 5 000 tokens
Мой ТОП-5 стереотипов о раке. Зачем мы пишем комментарии. Мракобесие. Как я узнал/узнала о своем диагнозе. Моя история. Первый шок. Что я знала о раке до того, как оказалось, что у меня рак. Знакомство
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →