lantan (lantan) wrote in oncobudni,
lantan
lantan
oncobudni

Category:

Жизнь «без страховки»


Я долго на это не решалась, и вовсе не потому, что стеснялась диагноза, а потому что трудно, просто невозможно описать пережитые тогда страх, безысходность, отчаяние. И хотя стадия моего рмж ( T1N0M0 ) с очень хорошими прогнозами, учитывая всю предысторию, я очень напугана.

А предыстория такова:

Вот уже не один год я прикреплена и наблюдаюсь в ведомственной поликлинике с многовековой историей, традициями и прочей лабудой. Да, должна сознаться, что название этой темы «без страховки» не имеет отношение к системе медицинского страхования. «Без страховки» – это когда надеешься только на себя, когда никому не доверяешь и понимаешь, что если вдруг ошибешься, цена твоей ошибки будет ох как высока. Но обо всем по порядку...

Так вышло, что на моей работе в обязательном порядке требуется прохождение ежегодной диспансеризации. И не формальной там какой-нибудь, а самой что ни на есть детальной и соответствующей всем стандартам прохождения профилактического осмотра населения. Но стандарты стандартами, а люди есть обычные «человеки»…
Моя же цепочка событий с самого начала выстраивалась по системе случайных событий.

На очередной диспансеризации, после проведенной мне маммографии, сдачи анализов и визуальных осмотров специалистами меня отпускают до следующего лета с вердиктом «здорова». Но ровно через две недели я банально, стоя под душем, натыкаюсь на маленькую горошину в своей груди. И так закладывается первый пункт моей жизни «без страховки»: «Маммография - это еще не 100- процентный вердикт». В последствии, на мой резонный вопрос, как такое может быть, что две недели назад обследование ничего не показало, - мне ответили, что в случае небольшой, аккуратной )) груди ежегодно нужно делать не только маммографию, но и УЗИ. А еще я узнала, что знать этот постулат должна каждая образованная женщина. Все это мне сказала «Женечка- молодой маммолог», которая в последствии и стала первым, кто ошарашил по башке: «по результатам иммуногистохимического анализа у вас обнаружены раковые клетки». Но до этого счастливого момента еще пока далеко…

Бегу я с этой горошиной к той самой «Женечке – маммологу», ничего плохого о ней не скажу, нет, - но и благодарить мне ее не за что. Направила она меня «по протоколу» на пункцию под контролем УЗИ. И вот в моей душе уже следующее недоверие к врачам, которые не предупреждают, что «результат пункции тоже может быть ошибочным, - «игла просто не попала в раковые клетки, ну не попала, бывает такое»». И об этом, наверное, также должна знать любая уважающая себя женщина. Поставленный диагноз – «доброкачественная фиброаденома». Меня предупреждают, что «конечно, лучше ее удалить», но «срочности в моем случае уж точно нет никакой», а посему «давайте-ка просто ее понаблюдаем, приходите через полгодика».
Сразу скажу - хоть я и уважающая себя женщина)), но так как медицинского образования у меня нет и о раке на тот момент я мало что знала, то причин сомневаться в диагнозе у меня не было ни-ка-ких.

Но! Это уже не была доброкачественная опухоль и, забегая вперед скажу, - через два месяца после этого УЗИ мою опухоль уже смогут разложить по «гистологическим полочкам». Смогут выявить реакции к рецепторам эстрогена, прогестерона (к обоим гормонам положительные), выяснить HER2-статус (отрицательный), а также пресловутый KI67 (из-за его пограничного значения я потом перерыла всю литература о необходимости назначения мне химиотерапии). Ну не могла она за два месяца докатиться до того, что все это возможно будет вычислить. Не могла. С этим соглашаются даже врачи. Самое большое, что могло быть – это рак in situ. Значит, уже изначально там были злокачественные клетки.

Но продолжу описывать череду моих потрясающих совпадений)).
Через 2 месяца ложусь я по назначению врача совершенно другой специальности в больницу, сделать небольшую совсем операцию. И, спасибо ангелам, я слёзно уговариваю хирурга-маммолога соседнего отделения удалить мне это маленькое недоразумение из груди («раз уж я тут уже… ну пожалуйста…»). Обе операции, на первый взгляд, проходят успешно и меня, довольную, выписывают из больницы. Как оказалось, вернусь я скоро и надолго. А пока гуляю, работаю, наслаждаюсь жизнью!

Проходит месяц и я, не думая ни о чем плохом, по собственному желанию иду на консультацию к «Женечке-маммологу», пусть, думаю, посмотрит, пощупает, - все ли в порядке? И тут наконец-то мной заинтересовались, - спрашивают, а что с гистологией, где результат? А поликлиника у нас и больница – это одна система и медкарта даже в ней на оба заведения одна, на руки пациентам ни карту, ни результаты обследований никаких строго не дают. То есть, результат гистологии должен перенаправляться из больницы специальной службой в п-ку. Поликлиника, в свою очередь, получив телефонограмму, должна известить как можно раньше пациента о полученном результате (таков протокол, не я его придумала). А они его, результат этот, с меня спрашивают! Прикольно так, да.

Вот тогда-то, позвонив кому-то и выйдя куда-то, она и нашла мой раковый результат… Предвосхищая вопросы, отвечу)) - при выписке из больнице ни в письменном виде ни в устном мне не были даны рекомендации явиться к своему лечащему врачу, забыли порекомендовать. Ничего-ничего, я сама к ним пришла.

Другими словами, ни срочной гистологии во время операции, ни передачу результата послеоперационного биопсийного исследования больничный врач решил не делать, -ну отпуск был у него намечен, ну что ж, и мы «человеки» - понимаем. А должен был! И это тоже не все знают: пока пациент лежит под наркозом на операционном столе везде и всегда (по протоколу) врач обязан делать срочную гистологию, чтобы в случае чего, изменить объем операции. И это следующая врачебная ошибка в моей череде событий, которая стоила мне второй операции под общим наркозом, когда они уже вырезали мне всю жировую клетчатку с 10-тью подмышечными и подключичными лимфоузлами.
Операция была проведена в срочном порядке, не могу подробно все описывать, сил нет, скажу только что врачи трех! ведущих онкоклиник, по которым я побежала проверять диагноз, напугали меня прощупывающимися уже метастазами и в лимфоузлах и в груди. И все в один голос твердили, что грудь нужно удалять полностью, а так как на носу у всех был Новый Год, мне сказали, что после праздников всё уже будет поздно, я погибну. Так из здорового человека я одномоментно, за неделю, превратилась в смертельно больного…

Помню, как моя машина одиноко стояла около дома, припаркованная и брошенная,- было очень и очень опасно садиться в том состоянии за руль.
Помню, как мельком еще пока, но уже еле-еле обращала внимание на преображение Москвы, украшенной елками, гирляндами, снегурочками и непонимающе смотрела на людей, снующих вокруг меня в своей предпраздничной суете…

Я почти не помню себя в том виде, в каком поступила в больницу. Но даже в этом состоянии «как бы смотрящего на весь этот ужас со стороны человека» я поставила всю больницу на уши и им, во главе с главврачом, пришлось очень постараться, чтобы заставить меня поверить в то, что на консультациях, на которых я была, ошиблись! И что метастазов, скорее всего, нет. Помню, как уговаривали меня сохранить грудь, а я все твердила – нет, резать, я гибну!

29 декабря 2014-го мне провели органосохраняющую резекцию с лимфаденэктомией. Новый год, весь январь и февраль я провела в больнице. Сразу после операции прошла лучевую терапию. Результат второй операции – без метастазов.
На прямой вопрос о необходимости проведения ХТ ответили – не нужно.
Правда, спустя месяц профессор огорошил – нужно химичиться, так как KI67-28%, не низкий. Я забираю из своей больницы свои раковые клетки (стекла и блоки парафиновые) и бегу перепроверять KI67, а заодно, что уж греха таить, и убедиться «А был ли мальчик?». Если бы оказалось, что и рака никакого не было, я бы не сильно удивилась.

Но чуда не произошло, рак был. Зато KI67 понизили до 18%. А это уже почти 14 )).
Тогда то я и проштудировала всю литературу по принятым европейским и российским стандартам лечения. Тогда и поняла, что если химичиться, то последовательность лечения не будет соблюдена и вреда от химии уже точно теперь будет больше, чем пользы. Да и лейкоциты после облучения были угрожающе низкими. В общем, я отказалась. Но какой ценой мне дался этот отказ! И я до сих пор сомневаюсь в своем решении… Сомневаюсь и боюсь…
Так и живу, - теперь решаю вопрос, что делать с придатками. Одни дохтора говорят при такой стадии не удалять, другие советуют перестраховаться… А я никак не могу принять решение. Я снова должна все сама и все обстоятельно изучить...))




Спасибо что выслушали меня!




И пусть здоровье будет крепче!
Tags: моя история
Subscribe
promo oncobudni декабрь 6, 2018 18:41
Buy for 5 000 tokens
Мой ТОП-5 стереотипов о раке. Зачем мы пишем комментарии. Мракобесие. Как я узнал/узнала о своем диагнозе. Моя история. Первый шок. Что я знала о раке до того, как оказалось, что у меня рак. Знакомство
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →