annak66 wrote in oncobudni

Category:

Пупсик

Хочу предложить вам свой рассказ, основанный на реальных событиях (как, впрочем, и все остальные, что пишу).Всегда , попадая в больницу, стараюсь увидеть что- то позитивное в обыденности тех дней. До сих пор дружу с главной героиней этого рассказа. За ошибки заранее извините.


               - Вот только меня тут вам и не хватало !  - жизнерадостно воскликнул  бесформенный  мешок,  отдалённо напоминающий  женщину  и , озираясь по  стенам  маленькой  палаты, правильно  рассудив, что свободное место  осталось только у окна, двинулся  к нему  и уселся  на  панцирную  кровать, которая  от возмущения,  что её напрягли  центнером  болячек и  излишеств  в  еде, жалобно  застонала  под новенькой  больной.                 - Будем знакомиться! - продолжала женщина,  шумно  выдыхая  воздух, которого  и так, казалось бы, стало сразу меньше с её появлением. - Меня зовут Светлана! На остальных кроватях, вздрогнув от этой новости , зашевелились  остальные  больные.                 - Алла - тихо парировала, желтушного цвета, чернявая соседка по палате.                 - Аня - чуть громче вторила ей вторая  и тут же уткнулась в нэтбук.                 - Вот и замечательно! - опять воскликнула дамочка и, перестав мучить несчастную кровать,  спросила: - Тут лечат или дают шанс выжить? Алла вздрогнула от этой шутки и, шмыгнув  носом,  заплакала навзрыд.                 - Рулетка  по понедельникам, при обходах - буркнула Аня.                 - Значицца бум играть! - всё так же неунывающе заулыбалась новенькая. Алла притихла, всё ещё всхлипывая. - Что за шум а драки нет? - вставая и берясь за круглую блестящую трубу спинки кровати, будто проверяя, есть у неё пульс  или нет, спросила  новенькая.                 - Не  отпускают....! - тоненько завыла Алла и снова принялась громко рыдать, уткнувшись в подушку. -Мне очень нужно уйти! Она понуро сидела на своей кровати, теребя и без того замученный носовой платок. - Сорок дней сегодня моему Толе. Новенькая быстро метнула на неё свой цепкий, пристальный взгляд через  узкие щели,  некогда  бывшие  большими и красивыми глазами,   из под высоко нарисованных чёрных бровей,  и промолчала.                 - И на сколько тут закрывают? - подмигнув другой соседке, без отрыва гипнотизирующей ноутбук, спросила новенькая.                 - Четырнадцать  суток как с куста!  -  буркнула в ответ любительница инета и потерялась в нём опять.                 - Почти как за правонарушение - констатировала новенькая, окидывая палату быстрым взглядом. - Даааааа, эт те не Москва! На неё уставились две пары глаз.                 - ?????? - как бы хотела спросить Алла, шмыгнув носом и даже перестав скулить в подушку.                 - Да я говорю, палата маленькая, даже для меня одной. Не то что Москва, резиновый город. Надо что то с этим делать.                 - Что делать? - поинтересовалась Алла, окончательно перестав плакать и шмыгать носом.                 - Завтра будем  делать  перестановку!                 - Чтооооооо? - удивилась  Алла, а Аня только ухмыльнулась, не подавая вида, что ей тоже интересно было бы знать, закивала головой в наушниках и закачала ногой, заброшенной на другую.                 - Зачем? - спросила Алла. От неожиданных  реплик  новенькой  она  даже забыла,  что плакала  только  что.                 - А вы что, валяться сюда припёрлись? - прикидывая  уже, что  можно и куда переставить,  вращала  глазами  новенькая, прищурив их.                 - Вот еще - буркнула  Аня,  вновь перекидывая  ногу  на  ногу  и засунув поглубже наушник в  ухо.             

               Следующее утро  началось рано   со звона  баночек  для  анализов и громкого дребезжания каталок для перевозки больных.
               - А ну, мои хорошие, быстро встали, щас будем мебель двигать! - рявкнула Светлана и от её бодрой реплики сразу раздался шевелёж на кроватях. Через несколько минут в палате стало просторнее и уютнее. Женщина, руководившая процессом перестановки, села на кровать и подмигнув Ане, весело воскликнула:- Живём!

               Новенькая   быстро  освоилась  и  вскоре  уже  никто  и не представлял  свою больничную  жизнь без этой  весёлой  и  неунывающей толстушки.
               - Ну, что скажешь, милый? - надев  очки,  со знанием  дела  разглядывала  Света  глюкометр  и, охнув  от полученных данных  и  скрестив ноги,  поджала  обиженно большие пухлые  губы  и  тяжело вздохнула. - Я так и знала, что  отсюда назад  дороги  нет! Аня  молча  изучала свою страницу  в одноклассниках,  пытаясь  не реагировать  на  толстушку, так как уже поняла,  что  это чревато  принудительным  прослушиванием  очередным  рассказом  из жизни Светланы. Та же, вовсе не озадачиваясь тем, что может быть кому- то в тягость, вытянув  губы  бантиком, словно  капризный ребёнок  и  уставившись  на девушку,  заявила: - Как же без меня  теперь   будет мой Пупсик? Анюта, не раз  слышавшая  такое  интересное  прозвище, произнесла:
               - Как все ,  привыкнет. Толстушка, нисколько не обидевшись на такой ответ, даже обрадовалась и затараторила, обращаясь к соседке:- Ты что! Я же его с пелёнок вырастила! Да он без меня с такой матерью - дурой  пропадёт! Шумно выдыхая  и,  засунув  глюкометр  в косметичку, где кроме тюбиков и косметики лежало несколько колод  карт, она со злостью задёрнула молнию и , швырнув  косметичку  на подоконник,  продолжила: - Вот  в кого она у меня такая? Абрамов  вроде нормальный мужик,  хоть и жадный до  ужаса, я - ваще всю жизнь в университетах училась, а эта? Послал бог идиотку! Тут же, не обращая внимания на соседку,  которая даже вытащила  наушники  из ушей и теперь смотрела  на Светлану,  ожидая продолжения  ставшим  ей  интересным  рассказом, достала  из кармана бриджей сотовый и, быстро потыкав  по кнопкам, затараторила  в  трубку, закатив  глаза к  потолок:- Аллё , Пупсик, мой хороший! Это я! Ты в школу сегодня  идёшь, я надеюсь? А когда? Во скооооолько? Да…..ну, молодчинка! А ты кушал? Как не кушал? Ну я вернусь, я ей задам! Мало не покажется! С треском захлопнув телефон - раскладушку,  она машинально сунула телефон  в карман и, опять шумно вздохнув, запричитала: -  Саркома же у неё была на левой ноге в десятом классе. И что я только для неё не делала! По врачам таскала, после операции ходить заново учила! Высшее образование дала! И на курорты  возила,  и квартиру  купила, и на работу пристроила , а она? Решила уморить  моего  бедного  Пупсика  голодом. Как в больницу ложиться, я фарша таз накрутила, Лариска , подруга моя, молодец,  блок  буйволятины  подогнала, как  раз. И салатов накрошила,  и вареников  налепила. Полный  холодильник  забила, а она? Ну погоди! - затрясла  кулаком  перед  невидимым  врагом  Светлана, утирая  другой  ладонью  навернувшиеся слёзы. - Нет,  ну надо же было выродить  такое  чудовище! Шмыгнув  носом,  она стала снова  шарить  по карманам  брюк  и, вытащив  сотовый  опять  затараторила  в него:- Аллё,  Пупсик! Это я! Ты поел? А когда тебе в школу? К часу? А щас скока? Двенадцаааать? Тогда доставай кастрюльку и ставь на на плиту. И воды, воды налей! Как, какую? Маленькую,  с длинной ручкой. Не знаешь, где? Посмотри в шкафчике под  мойкой. Нашёл? Вот молодец! Воды  налил? Сколько налил? Ну это много! Отлей половину. Посоли  и подожди , пока закипит. Когда закипит? Минут через пять. Захлопнув сотовый, она снова положила  его  в карман и обратилась к соседке: - Анют,  а давай чайковского?  Та  на автопилоте  подскочила  и, сполоснув  два  стакана в раковине, свой  и Светланин,  налила  в них  воды, опустив в один кипятильник,  воткнула  его  в  розетку  и  снова с ногами забралась на кровать, вставив наушники  в  уши и уставившись в экран  ноутбука.

               - Аллё! Пупсик , это я! Вода закипела? Нет? Как не закипела? Закипает? Ну тогда скидывай туда пельмени! Сколько? Пол пачки или штук  сорок. Не много, не боись! Он опять отключилась  и, обращаясь  к  Анюте, сказала: - Заморит она его голодом,  жопой  чую! Анюта, не слыша  ничего, увлечённо стучала по клавишам. Света  пнула кровать  девушки  и скомандовала: - Тащи чай,  у меня инжир турецкий  есть, несладкий  и  печенье. В тумбочке. Поищи, будь другом! Та, вздрогнув  от  трясущейся  кровати, послушно соскочила  с  последней  и побежала исполнять  поручение.

               - Ты попробуй, попробуй инжир! Пробуй  тебе говорю! Каждый день нужно  съедать  по  четыре  штуки, особенно нам, женщинам! Она, поджав губы,  уставилась на девушку, словно  надзиратель  на заключённого: - Ешь! Та  послушно  стала  жевать  инжир.  - Ну, как? Несладкий? Я только  такой покупаю, у нас в магазине на остановке. Вспомнив  про своего Пупсика,  она,  всплеснув  руками,  схватилась  за телефон:  - Аллё….Это яяяя, Пупсик! Ты поел?  Уже? Не обжёгся? Ну тода  в школу смотри  не опоздай. Толстушка  в очередной  раз  убрала  телефон  и, посмотрев  на девушку,  продолжила  свою  экзекуцию: - Ешь, ешь, у меня  ещё баночка  есть. Анюта  давно выпила  чай и , ополоснув  чашки, прилипла  к ноутбуку.

               - Аллё! Пупсик? Это я! Ты носочки  нашёл? А плавочки? Как не нашёл? Посмотри  в  стенке  у  телевизора! Внизу,  я туда положила  после стирки. Она, вздохнув, будто проделала огромную работу, снова защебетала  в трубку:  - Смотри, не опоздай! Чмоки, чмоки, чмоки! Бабуля любит тебя! Отключившись,  Светлана, прищурившись, будто хотела прожечь взглядом кого- то, так раздражающего её,  громко  рявкнула:  - Ну подожди, получишь  ты у меня!
 
               На  третий день, в среду,  обзвонив  всех  подруг и сообщив им, что  она лежит  в больнице,  Светлана  стала  ждать посетителей.  Два дня  никто не шёл  к ней  и не звонил. - Ну ты посмотри, что за подруги то? И где я их откопала  ваще? Смотри Анюта, у меня даже сахар от них поднялся! Ну, Лариска, зря я тебе помогла  купить  цеха  для  бизнеса  твоего! Слышь, Анют,  она  мне в прошлый раз такую огромную коробку  с  рыбой припёрла,  ну  когда  я лежала  с инфарктом.  Весь этаж  ел! Потом  последовала  длинная  и запутанная  история о том, как она помогла  Лариске приобрести  два цеха  для  переработки рыбы. Анюта  терпеливо  слушала,  уткнувшись  в ноутбук. - Вот делай после этого людям  добро! Светлана  вздохнула  горестно, закончив  рассказ, и взялась за телефон:- Аллё! Это я, Пупсик! Как там моё золотце? Встал уже? А мама? Как спит? А как же тренировка? Идёте н день рождения? Какой боулинг? Аааа.., все поедете в боулинг? А в школу? Как не пойдёшь? Она захлопнула  телефон  и, не глядя на то,  что Анюта  спит,  изрекла: - Ну погоди! Я  те устрою! Без меня они скоро дорогу забудут и в школу и в спортзал! Потыкав замученный телефон, она затараторила в него: - Аллё! Это я! Абрамов, я убью твою дочь! Слышишь, ты? Что? Издеваешься? Сама справлюсь, без твоей помощи! Если бы ты, гад не бросил меня, твоя дочь не выросла бы такой дурой! Что? Яблоня от яблони? Да  я и тебя убью, если  Виктория мне Пупсика запустит! Ты слышишь, Абрамов? Телефон в очередной раз нырнул в карман.
 

               - Как меня зовут? - медленно и с интонацией, будто разговаривает с маленьким ребёнком, спросил  молодой  врач, высокий худой  бурят, больше похожий на студента, чем на практикующего врача.
               - Станислав  Владиславович - так же медленно  по слогам  ответила ему Светлана, сделав  удивлённое лицо, точно такое, какое бывает у ребёнка, с выпученными  глазами  и полуоткрытым  ртом,  с пухлой,  оттопыренной  нижней  губой.
               - Покажите зубы - продолжил врач осмотр пациентки.
               - Так  они в тумбочке - засмеялась Светлана  и потянулась к  дверке последней. Мужчина вздрогнул и , быстро  придя  в себя  от юмористки, произнёс:
                - Сколько  будет  сорок  восемь  отнять восемь? Светлана  ответила. - А от этой суммы ещё  отнять  восемь? Снова последовал  ответ. - А от последней  суммы… - не успел  он договорить,  как женщина  рявкнула,  уперев  мощные  кулаки  в ноги: - Вот что, Стасик, я те не Пупсик, таблицу умножения учить! Будешь  ты  меня лечить,  или «пусть живу»? Молодой  человек,  не ожидавший  такого, резко  дёрнувшись, отклонился  от неё, как от удара.
               - Загадочная  вы наша,  так как  меня  зовут? - повторил  врач свой вопрос,  выходя  из  палаты и задержавшись в дверном проёме. Светлана, поджав губы,  отвернувшись  к  стене,  промолчала.

               На следующий  день, в пятницу,  Светлана  снова стала планомерно  обзванивать  всех  друзей и подруг.
               - Аллё, Ларочка? Это я! Занята? Работы много?  Нет, не приезжай, у меня всё есть. Кружку?  Нет, не надо. Мне тут соседка моя, Анютка, дала кружку. Чай "Байкальские травы" ? С мёдом? Да ты что? Уже не только рыбу коптите? Нет,  не беспокойся,  у меня  есть  Липтон в пирамидках  с  бергамотом. Не надо, не приезжай! Чмоки, чмоки!

               - Аллё,  Нэля? Это я! Да, в больнице я, еле хожу! Попроведовать? Не беспокойся,  у меня  всё есть! К чаю? Есть, есть всё, и печенье, и инжир, и чай в пирамидках. Всё есть,  рыбки  хочется  только, копчёненькой, омулька.  Не беспокойся,  не надо приезжать!

               - Аллё,  Абрамов? Это я! Ты Пупсика на тренировку  возил? Как не возил? Это почему ещё? Что ты, что твоя дочь - дураки вы! Оставь на вас ребёнка,  вы его  быстро  загубите! Если я из больницы выйду, лучше тебе  мне  на глаза не попадаться!

               - Аллё,  Викуся? Это я! Как там Пупсик без меня? Не знааешь? Как не знаешь? Работаешь? Когда я работала  я знала всё про тебя ! Мотри мне! Бросив телефон на кровать и отдышавшись, она вновь стала набирать  номер.  - Аллё, Викуся? Это я! Почему Пупсик в школу  в субботу не ходил? А на тренировку? На  день  рождения возила? Нет, не приходи! У меня всё есть!

               - Аллё, мама? Это я! Как, где? В больнице конечно! Что делаю? Ты совсем уже, что- ли? Я тебе вчера говорила, что меня положили. Анализы? Сдала. Таблетки? Пью! Какие? Да тут их больше, чем тебе лет. Сколько тебе? Да тебе уже не всё ли равно? Как тут кормят? Кормят,  кормят не переживай. Что? Я те чо перечислять буду? Что говоришь? Болеешь? А что болит? Почки? Где, где? Между лопатками? Ну, ма, это не почки. Это крылья!Короче, пока , пока!

               - Аллё, Пупсик? Это я! Чмоки, чмоки, солнце моё! Как там ты? Кушать хочешь? А мама? Спит? С фига ли она спит, пол второго уже! А что ты ел вчера вечером? Чтооооооо? Роллтон? Ничёсе! Да скажи своей маме что пусть она лучше мимо моей квартиры не проходит! А днём ты что кушал? Роллтон? Чтооооо? Сколько, сколько? Коробку?  Она что там, очумела  что- ли? Дай — ка ей трубку!

               - Аллё, Викуся! Это, я! Викусь, ты решила мне Пупсика угробить? Как, почему? А нафига ты коробку Роллтона купила, то? Как это не моё дело? Это мой внук и если у него мать - дура, кто ещё будет о нём думать? Некогда, говоришь? Работаешь?  Значит гробить ребёнка у тебя есть время, а чтобы сварить ему нормальную еду, нет? Мотри мне! Я те устрою! У меня полный холодильник еды! Быстро пошла и взяла что- нибудь оттуда!

               - Ну, как меня зовут, загадочная вы наша? - врач вошёл и сел на кровать  Аллы,  обращаясь к Светлане. Та  гадала на картах, подобрав одну ногу под себя и слегка наклонившись вперёд.
               - У вас проблемы, смотрю я, кидая очередную карту и бросив на него мимолётный взгляд, констатировала женщина.
               - Это карты вам сказали Светлана   Никифоровна, заглядывая в больничную карту, спросил её мужчина.
               - Буду я такую ерунду спрашивать у них. Склероз у вас, видно, раз не помните! - подмигнув  ему и кидая очередную карту на покрывало, воскликнула  толстушка. - Хотите я вас полечу? Врач,  не ожидавший такого поворота,  усмехнулся и, сев на пододвинутый  им  стул, произнёс:
               - Ну, весь  во  внимании. Женщина, ухмыльнувшись   и нисколько не удивившись,  бросила карты и, встав с громким вздохом, подошла к мужчине.
               - Хомут у вас, Станислав Владиславович, хомут и, да, опущение почки   тоже есть. Но это ваша особенность, вы с ней родились. Левая почка  у вас опущена? Она крепкими толстыми  пальцами, встав у него за спиной,  казалось хотела оторвать от плеч  тот  самый  хомут, который  предугадала у врача.
               - Левая… - медленно ответил ей мужчина и, тряхнув головой,  будто  стряхивая наваждение, охватившее его, отклонился от женщины и, резко встав со стула, уходя, сказал: - Будем лечиться, Светлана..эээээ...?
               - Никифоровна, Стасик, Никифоровна! - чётко и громко рявкнула в ответ гадалка и, собирая рукой разбросанные карты по покрывалу, сказала на последок: - Лечитесь, Станислав Владиславович, лечитесь! Аллочка, вздрогнув, с испугом посмотрела на обоих.
               - Аллочка, иди сюда, погадаю! Алла подскочила, будто только этого и ждала, и быстро пересела с одной кровати на другую, доставая из кармана кофточки жёлтую мелочь в полиэтиленовом мешочке и кладя её на кровать рядом с колодой карт.- Ну что, Аллочка, не отпускает он тебя от себя. Не хочет уходить. Надо чтобы он ушёл. Светлана встали и зайдя Алле за спину положила той свои пухлые руки на плечи. И хомут у тебя то же есть. Надо его убирать. Она ухватилась за плечи женщины и с силой стала будто отрывать от её плечей невидимый хомут. Та сморщилась и тихонько завыла. - Ничего, милая, всё сделаем и всё у тебя станет хорошо. За этой процедурой последовало снятие порчи на яйце. В итоге, Алла, растревоженная гаданием и снятием хомута, в первый раз уснула после похорон мужа крепким сном и проспала завтрак.

               На следующий день к Светлане пришли погадать дочь Аллы и внучка. Светлана профессионально всё сделала и в результате стала обладательницей четырёх огромных, зелёных в крапинку, шероховатых голландских груш. Вечером она гадала всем медсёстрам в отделении и не только. Суббота подходила к концу. За окном стало смеркаться. Ворона, целый день сидящая на тополе напротив окна и караулившая, когда больные выбросят кусочки, предварительно раскрошенного маленькими кусочками хлеба и остатки каши, и тогда камнем кидалась к асфальту, уже припорошенному снегом и, разгоняя голубей, безжалостно долбя их своим блестящим, огромным клювом, и, взмахивая крыльями, хватала кусок покрупнее и взлетела назад, на дерево. Светлана, читающая книгу, молча смахнула все таблетки, лежавшие на краю тумбочки на направлении на анализы, и, выпив гранатовый сок, вытащила шпильки из волос, быстро разделась, одев ночнушку, легла на кровать, горестно вздохнув несколько раз, натянула одеяло до самого носа и отвернулась к стене. Спустя некоторое время раздался мощный храп.

               Воскресенье обещало  быть  хмурым. С самого утра пошёл снег, мелкий как манка и подул ветер. На глазах всё вокруг корпуса стало белеть, и, вскоре, за окном наступила настоящая зима. После беда снег пошёл крупными хлопьями и налип на стекло окна, закрывая видимость. На карнизе подоконника копошились вечно голодные голуби, прикормленные больными и ставшие оттого почти ручными. Они что- то гулили и дрались, размахивая крыльями, жадно склёвывая хлеб и кашу. Светлана сидела на кровати и раскладывала пасьянс. Алла  уехала ещё в субботу вместе с дочкой и внучкой домой, сразу после гадания, и в палате остались всего два человека. Аня, как всегда, сидела в ноутбуке, а Светлана, подозрительно тихо себя вела. После обеда она опять загрустила и, отвернувшись к стене, пролежала до самого вечера.

               После шести она выглянула в окно. Под окном стояла синий Форд Фокус. Женщина встрепенулась. - На такой Викуся ездит! - воскликнула она. - Анют, глянь какой номер! - воодушевилась Светлана.Из окна невозможно было разглядеть номер. Женщина стала периодически  смотреть в окно. Через полчаса стало ясно, что это машина не дочери. Светлана одним профессиональным движением заядлой гадалки собрала карты с покрывала и, сказав одно лишь слово "нифига", убрала их в тумбочку. Резко зазвонил телефон. - Алло, Викуся? Куда едешь? Ко мне? А где ты? У ворот? Так воскресенье же, закрыты ворота. Куда подъехать? А я почём знаю! Брось где нить машину. Боишься? Ну тогда пока! И не надо ко мне приезжать! Да, да, я сказала, не надо! Она, в гневе, с силой захлопнула слайдер и сунула его в карман бридж.
               - Викуся, видите ли- ка, не знает как подъехать! Я что- ли ей буду путь указывать? Вот я ваще уже в шоке!. Она хлопнулась на кровать,  от чего та жалобно завыла .
               - Не переживайте, на скоро будет - скороговоркой буркнула Аня и снова уткнулась в экран ноутбука. Через несколько минут Светлана стала ёрзать на кровати  в нетерпеливом ожидании. Телефон молчал. Неожиданно, вместе с заработавшим вдруг холодильником и загоревшимся мутным цветом оранжевым, словно гигантский апельсин,  фонарём за окном, зазвонил телефон.
               - Аллё, Викуся? Как не можешь машину приткнуть? Места нет? Езжай тогда домой! Как почему я злюсь? Езжай говорю и отстань от меня! Она снова захлопнула телефон и, отдуваясь так, что прядь волос, упавшая на лицо, взмыла над носом, а губы затряслись вместе с подбородком. Прошло ещё несколько минут.
               - Аллёё...Мама? Где я? Да тебе не всё ли равно? Всё равно забудешь через пять минут! В Кремле я! Зачем? Какая тебе разница? Да , да, я в больнице! Таблетки пью, есть -  ем ! Когда выпишут? Никогда! Никогда, я сказала! Печень болит? Как уже не болит? Другое болит? А у кого? У сыночка твоего? Да ты что,  мама! Неужели наконец- то и у него что- то заболело! Сердце? Конечно, попей -  ка её, родимую! Она не успела договорить, как в дверь заглянула медсестра и звонким голосом прокричала:- Абрамова и Михеева, на выход! К вам посетители! Светлана вздрогнула и, быстро подскочив с кровати, заметалась по палате.
               - Я же им говорила не приходить! Всего пять дней до выписки сталось то! Аня быстро поймала её и, взяв под руку и гладя по пухлой руке, повела вниз по лестнице, к выходу, где у стены стояли две скамьи, обтянутые дерматином. На одной из них сидела длинная, похожая на сардину, молодая женщина и огромный, пухлый , похожий на борца сумо, одиннадцатилетний  мальчик, сто девяносто семь сантиметров  ростом и сто восемь килограмм веса. Рядом с ними у скамьи, облокотившись к стене, с большой коробкой, в маслянистых пятнах и пахнущей рыбой, стояла женщина, почти ровесница Светланы. В ногах у неё на полу лежал пакет со всякой всячиной.
               - Пупсик! Викуся! Лариска! - закричала на весь коридор женщина и зарыдала, кинувшись к ним.

promo oncobudni декабрь 6, 2018 18:41
Buy for 5 000 tokens
Мой ТОП-5 стереотипов о раке. Зачем мы пишем комментарии. Мракобесие. Как я узнал/узнала о своем диагнозе. Моя история. Первый шок. Что я знала о раке до того, как оказалось, что у меня рак. Знакомство

Error

Comments allowed for members only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded