ganupel (antchuka1971) wrote in oncobudni,
ganupel
antchuka1971
oncobudni

Categories:

Рак и дети

Хотим ли мы об этом говорить?
Если не хотим, то почему?
Говорить по теме: «дети-рак» и говорить детям о раке. Так сложилось, что большинству из «присутствующих здесь дам» говорить с детьми выпадало о своем раке. Или не говорить ….

Почему многие мамы скрывают от своих детей диагноз, прячут лысые головы под париками, боятся обнаружение шрама и отсутствия груди детьми?
Считаете ли вы это верным или нет, почему, как было у Вас.






Мы с тремя девочками, такими же, как многие из вас «амазонками» решили показать и рассказать, как рассуждаем мы и почему.

Моя история первая, короткая.
Так сложилось, что во время лечения, ближайшим из родственников стала для меня дочь , 6-летняя дочь. Она все знала и все понимала. Смеялась над лысиной, давала мне на капельницы «для духа» своего фиолетового попугая «из пет шопов», ездила на перевязки, причем, именно видела весь процесс замены одного выходника на другой и прочее.



Это была и неизбежность и необходимость одновременно. Настя знает, что рак сложен, что от него умирают, но от него и «живут» тоже.
Моя позиция такова, что скрывать нельзя. Это позиция страуса – мамы и, возможно, растущего страуса маленького страусенка. Поэтому у нас в стране нет раковых, излечившихся больных – их надо прятать, по какой причине? Мы не стесняемся многих некрасивых поступков, но боимся показать признаки болезни и лечения, т.е. победы над болезнью.
Поэтому ребенок может стесняться мамы, в платке и без ресниц , ему не объяснили, что мама болеет и лечится? Но мама не скрывает лечение ангины или сколиоза, почему рак стоит особняком?



Дети умнее, честнее, талантливее душой, чем мы о них, порой, думаем.





Второй рассказ Иры Танаевой.



У меня никогда не стоял вопрос: говорить или не говорить ребенку о своей болезни! Может потому что я не видела ничего постыдного в своей болезни, не видела ничего страшного и не видела смысла скрывать. Ведь он, всё равно, поймет что с мамой что-то не то. Он, всё равно, будет страшно переживать, но молча, в себе. Это, мне кажется, еще страшнее, держать все в себе, замкнуться и ни с кем об этом не разговаривать. Я не могла себе представить, как маленький мальчик будет держать такие переживания в себе, я не хотела такого для своего сына.

Когда я узнала о болезни, было всё: страх, ужас, паника, слезы, все это было у врача в кабинете, а дома меня ждали моя мама и 6-летний сын. Они очень переживали и волновались. А я только и думала как я им скажу...... Уже в такси я перестала плакать, зашла домой и спокойно сказала: у меня рак. Мама стойко держалась, сказала, что мы потратим всё до копейки, но вылечим меня! А сын даже и не понял серьезности происходящего, никто при нем не плакал, никто не вел душераздирающих бесед, никто не говорил о смерти.

После первой капельницы, когда стали выпадать волосы, муж принес машинку и мы вместе с сыном весело меня побрили. Думаю, не стоит говорить, что творилось у меня в душе, как там все ныло, вернее стонало нечеловеческим голосом((. В тот момент я стиснула зубы посильнее, глубоко вздохнула и сделала вид что так и надо. Мы стали играть с сыном в футбол. Тяжелейший психологический момент для меня! Но никто из моей семьи этого даже не заметил и не понял. Потом уже я сильно проревелась в душе, пока меня не видели. А мой сын даже не заметил, даже не понял что произошло, как будто так и надо. Я просто сказала, что мне капают лекарства и что от них выпадают волосы. И всё. Никакого ужаса на глазах своего ребенка я никогда не видела! Он меня всегда называл - мой любимый лысик. Мы вместе выбирали парик, на один он посмотрел и сказал: в этом ты больше всего похожа на маму)) А сейчас когда волосы немного отрасли, он мне всегда делает комплименты, говорит что ему нравятся мои волосы и кудряшки, а еще говорит что я у него очень красивая!



Он часто меня спрашивал: мама, а что с тобой? В такие моменты я давала потрогать свою шишечку в груди и объясняла, что вот сейчас мне капают лекарства чтоб она уменьшилась, а потом ее вырежут и будет все хорошо! Спустя год после начала лечения психолог в садике мне сказала, как сильно сын переживает мою болезнь. Год он никому в садике ничего не говорил, а тут все рассказал. Он очень боялся, что меня не станет. С чего он это взял? Мы о смерти и не говорили никогда. Придя домой, я с сыном поговорила, объяснила всё - что я всегда будет рядом с ним, что я почти (на тот момент) вылечилась. Мы вместе поплакали, обнялись и больше сын такие темы не поднимал. Ему стало понятно что со мной будет все хорошо! Важно разговаривать с детьми, а не скрывать все. Этим вы делаете только хуже своим детям.
Сейчас я закончила лечение, моя семья живет обычной жизнью. Моему мальчику скоро будет 8 лет и он у меня первоклашка! Я очень рада, что нашла в себе силы не строить из своей болезни особую трагедию. Я никогда не плакала при сыне, если мне было плохо, просто уходила полежать. Не надо скрывать от детей, но и не надо взваливать такой груз на их плечи. Важно продолжать жить обычной жизнью ни смотря ни на что.
Расскажу вам одну историю: на следующий день после покупки парика, я пришла за сыном в садик в платке, не хотелось мне одевать парик, так Лёня увидел меня и через весь садик как закричит: мама, а ты чего волосы не надела?)) Для него моя лысина не была трагедией, ему хотелось похвалиться моими новыми волосами)).



Любите своих детей, говорите им о болезни, объясняйте что да как. Они будут еще больше вас любить и ценить. А в будущем, уже во взрослой жизни, они будут знать, что они в зоне риска и что им надо следить за своим здоровьем! Я за открытые отношения с детьми во время болезни.



Анюта Армеева.




Когда я узнала свой диагноз – рак молочной железы, у меня не было ни тени сомнения о том, рассказывать ли об этом своим детям. Их у меня двое – девочка и мальчик. На момент постановки диагноза дочке было 11 лет, а сыну 8. Они знали, что есть такая страшная болезнь - рак, от которой можно умереть. И, как большинство людей, они думали, что рак – это приговор. В нашем обществе очень много предрассудков и мифов вокруг рака. Да, от рака умирают. Но также и выздоравливают и живут дальше. И вот мы вместе с детьми стали продираться сквозь мифы и страхи.

Я им сразу сказала, что я буду лечиться, что лечение трудное и долгое, но мы все преодолеем и будем надеяться на лучшее. Никто не может знать, что будет. Рак – такая болезнь, в которой все непредсказуемо: и с первой стадией умирают, и с четвертой живут долгие годы. Мы будем делать все, что надо, и будь что будет. Я ничего не скрывала от детей. Они навещали меня в больнице и видели дренажи, тянущиеся из раны. Потом началась химия, и мне пришлось сбрить волосы. На каждом этапе я им рассказывала, что сейчас происходит, как действует то или иное лечение.

Так вот, сбривание волос произвело на них, пожалуй, самое сильное впечатление. Дочка заплакала, когда увидела мою лысую голову в первый раз. И мне пришлось снова объяснять, что лечение долгое и тяжелое, у него есть разные тяжелые последствия, но все это временно, главное, чтобы оно убило болезнь. Ну а волосы вырастут, не зубы.
Вообще, в нашей семье не очень много говорят о своих чувствах. И о том, что происходит в душе близкого человека, мы узнаем по косвенным признакам. Когда дочка подготовила в классе доклад о современных способах лечения рака, я поняла, насколько глубоко ее захватила эта тема. А сын рассказал репетитору, как он боится, что мама болеет. Получается, что ему было легче говорить об этом с чужими людьми, чем со мной. Что он боится услышать? Что все плохо? Или, боится лишний раз меня травмировать разговорами? В общем, я решила, что при всей своей открытости надо было говорить с ними еще больше. Говорить, говорить и говорить. Потому что так снимается напряжение и страх, которое потом все равно накапливается. Значит потом надо снова говорить и говорить. Какое облегчение я услышала в его голосе, когда сказала: «Лечение закончено, теперь я не болею, а только проверяюсь». И он мне ответил с волнением: «Правда?»

Когда случается такое тяжелое испытание, как рак, всем тяжело. А детям особенно. И больше всего их мучает неизвестность и скрытость взрослых. Они не такие смелые, как взрослые, которые могут набраться сил и спросить, что происходит. (Хотя и взрослые не всегда на это отваживаются, боясь ранить, услышать что-то неутешительное). И поэтому надо часто обсуждать тяжелые темы, даже если кажется, что уже все давно сказано и все все поняли. Вот такой урок во взаимоотношениях преподала мне моя болезнь.



/lj-cut>
Tags: жизнь после, жизнь с диагнозом
Subscribe
promo oncobudni december 6, 2018 18:41
Buy for 5 000 tokens
Мой ТОП-5 стереотипов о раке. Зачем мы пишем комментарии. Мракобесие. Как я узнал/узнала о своем диагнозе. Моя история. Первый шок. Что я знала о раке до того, как оказалось, что у меня рак. Знакомство
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →